spiderlog (spiderlog) wrote,
spiderlog
spiderlog

Хиллари Клинтон в свете теории «неравного положения»

Хиллари Клинтон в свете теории «неравного положения»
Александр Грант
Жемчужинка
Говорят, что шило в мешке не утаишь, но, когда это мешок с секретами, такое возможно.

В среду, 12 июля, газета New York Post со ссылкой на собственные источники в ФБР сообщила, что агентов бюро, которые в течение года расследовали «сервергейт» с участием Хиллари Клинтон, обязали подписать специальную форму, запрещающую говорить об этом расследовании с кем-либо, кроме дачи показаний в суде или на слушаниях в Конгрессе. Источник газеты сказал, что о форме до этого не слышали, хотя все агенты должны подписать обязательство о неразглашении для допуска к секретным материалам. Бывший агент ФБР сказал репортеру Post, что «это очень и очень необычно», а действующий агент добавил, что это «звучит странно». Другие агенты выразили разочарование директором ФБР Джеймсом Коми, который решил не рекомендовать министру юстиции передать материалы их расследования «сервергейта» Хиллари Клинтон в прокуратуру и суд.

5 июля Коми сообщил о своем решении на пресс-конференции в вашингтонской штаб-квартире бюро, где за 15 минут объяснил, что натворила Клинтон в бытность госсекретарем, проявив «крайнюю беспечность» (extreme carelessness) в обращении с конфиденциальными, секретными и совершенно секретными документами, и почему ее, в принципе, можно, но не нужно судить за это.

Понятно, что говорить о содержании этих документов допущенным к ним агентам бюро мешает подписка о неразглашении, а специальная форма Case Briefing Acknowledgment, очевидно, запрещает обсуждать ход расследования, на которое могло оказываться давление. То же самое и еще кое-что про «крайнюю беспечность» и вранье Madame Secretary законодателям Джеймс Коми сообщил под присягой. Через два дня после пресс-конференции он уже под присягой сообщил о «крайней беспечности» и вранье Madame Secretary в комитете Палаты представителей по надзору и реформе правительства (Committee on Oversight and Government Reform).

«Я не принимаю объяснения Коми, почему он решил не рекомендовать Министерству юстиции предъявить обвинение, — написал старший редактор консервативного журнала National Review Джонах Голдберг. — Он признает небольшую разницу между стандартной правовой нормой “грубая небрежность” (gross negligence) и “крайняя беспечность” (extreme carelessness), которой объясняет поведение Клинтон. Но Коми говорит, что Минюст не возбуждает дела о “грубой небрежности”, если в них нет преступного намерения. Проблема в том, что криминализация “грубой небрежности” в обращении с секретными документами как раз касается дел без преступного намерения».


На пресс-конференции 5 июля Джеймс Коми сослался на принятый в 1917 году закон о шпионаже (Espionage Act), который с тех пор применялся всего один раз и «конституционно подозрителен», поскольку не требует в делах его юрисдикции преступного намерения.

«Странный аргумент при условии, что отсутствие преступного намерения не мешает обвинениям в неумышленном убийстве и многих других преступлениях, — замечает по этому поводу Джонах Голдберг. — К тому же в гражданских делах о нарушении гражданских прав федеральные прокуроры иногда пользуются теорией “неравного положения” (disparate impact) в делах о нарушении гражданских прав, когда суть этого самого “неравного положения” в том, чтобы наказать за вред, нанесенный без злого умысла».

Джонах Голдберг лишний раз убеждает, что своим решением директор ФБР объяснил не невиновность Хиллари Клинтон перед законом, а ее неподсудность в угоду нынешней администрации и прежде всего его непосредственному начальнику, министру юстиции Лоретте Линч.

Законодателей-республиканцев это решение никак не устроило, и они потребовали, чтобы Линч объяснилась в юридическом комитете Палаты представителей. Она в очередной раз отказалась, заявив, что для нее «было бы неподобающим комментировать основные факты расследования или правовую основу рекомендации группы (следователей)». На это председатель комитета Боб Гудлатте ответил, что отказ министра юстиции «ответить на вопросы об одном из самых важных расследований лица, претендующего на самую высокую должность в этой стране, означает сложить ваши полномочия».

Даже не годы, а минувшие десятилетия показали, что, какой бы доказательной ни была брань в адрес супругов Клинтон, она на их ворота не виснет, а скатывается, как вода с гуся и, соответственно, гусыни. «Сервергейт» Хиллари Клинтон и ее команда объясняют очередным «заговором правого крыла» ястребов-республиканцев, и сторонники Madame Secretary 8 ноября проголосуют за нее, даже если будет неоспоримо доказано, что она дьявол во плоти, тем более что рога у нее, по милости мужа, уже есть.

Во вторник, 12 июля, к Хиллари Клинтон наконец примкнул ее упорствовавший соперник-однопартиец, вермонтский сенатор-социалист Берни Сандерс, который до сих пор называл ее не иначе как ставленницей акул Уолл-стрит. Утирая пот со лба, он поздравил Хиллари Клинтон с номинацией и обещал сделать все возможное, чтобы она стала следующим президентом Соединенных Штатов. В ответ Madame Secretary поблагодарила Сандерса за поддержку и со своей, как всегда, «обворожительной» улыбкой сказала: «Теперь мы объединим силы для разгрома Дональда Трампа».

По идее, вместе с Сандерсом Хиллари Клинтон должны достаться голоса поверившей ему молодежи, но это не совсем так. Во время их братания на ралли в Нью-Гэмпшире из рядов слушателей демонстративно ушли 30–40 «сандерсовцев», причем один из них крикнул: «Never Hillary!» — словно ворон из стиха Эдгара По.

Нельзя сказать, что рекомендация директора ФБР оставить Хиллари Клинтон в покое пошла ей на пользу. Опубликованные в среду, 13 июля, результаты опроса показали, что она по-прежнему опережает Дональда Трампа по популярности, но сейчас это перевес всего в 3% (42 : 39), и за год ее поддержка впервые опустилась ниже 50%.

По заказу издательского концерна McClatchy, который выпускает в 14 штатах 29 ежедневных газет общим тиражом 1,6 млн экземпляров, социологи нью-йоркского Института изучения общественного мнения Марист с 5 по 9 июля опросили по телефону 1249 избирателей, говоря с ними по-английски. Опрос установил, что за Хиллари Клинтон готовы проголосовать 57% сторонников Сандерса, а Трампа поддерживают 60% избирателей-республиканцев, которые раньше были за других претендентов. Среди афроамериканцев Клинтон опережает Трампа со счетом 81 : 6, среди латиноамериканцев — со счетом 52 : 26, среди женщин — 51 : 33, среди выпускников колледжей — 50 : 34, среди избирателей моложе 30 лет — 47 : 31 и среди тех, кто зарабатывает меньше 45 тысяч долларов в год, Хиллари Клинтон опережает Дональда Трампа со счетом 45 : 38. Зато очевидный кандидат Республиканской партии лидирует среди белых избирателей (49 : 34), среди мужчин (47 : 33), среди людей без высшего образования (44 : 39) и среди избирателей от 60 лет и старше (46 : 40).

Директор института Ли Мирингфф назвал результаты опроса хорошей новостью для Хиллари Клинтон, так как, несмотря на очень трудную неделю, она по-прежнему впереди, и плохой новостью, так как все эти трудности никуда не денутся.

Помочь Хиллари Клинтон может и то, что к Трампу относятся тоже с недоверием. Так, 36-летняя независимая избирательница Ребекка Дэвис из Канзас-Сити, штат Миссури, сказала опросчикам, что считает Клинтон лгуньей и в ноябре проголосует за Трампа, однако 33-летний независимый Стивен Чен из Вестфилда в Индиане заявил, что Трамп его не устраивает, поскольку «не понимает, как работает экономика».

Сторонники Клинтон и Трампа в равной степени хотят видеть в новом президенте залог перемен, и тут Трамп опережает свою более опытную и речистую соперницу. 72-летний пенсионер Роджер Ламберт из Алабамы заявил, что на это способен только Дональд Трамп, а мелкий бизнесмен Дэвис из Канзас-Сити напомнил, что, когда в 1980 году страна нуждалась в чем-то новом, пришел Рональд Рейган, совсем не профессиональный политик. 61-летняя медсестра Мэрилин Мордес из Стюарта, штат Флорида, сказала, что, по ее мнению, следующим президентом должен стать дока в политике и ей надоел «сервергейт», который тянется слишком долго, и «в нем нет ничего такого, чего не случалось с другими».

На стороне Дональда Трампа стремление изменить практику негодной системы, а на стороне Хиллари Клинтон теория «неравного положения».
Tags: Либеральный фашизм, Неподсудность, США, Скандал, Хиллари Клинтон, Юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments