?

Log in

No account? Create an account

[icon] Радикальный ислам в СМИ: Откуда эта эмпатия? На примере Libération. - СПАЙДЕРЛОГОВО
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.
View:1. З А Г Р А Н Ь ●●●. 2. LJ - МНОГО ИНФЫ ОБ ИСЛАМЕ ●●●. 3. ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА ●●●. 4. БЛОГ АНАТОЛИЯ ЗЕЛИКМАНА!!! ●●●. 5. PRO ZEKTOR ●●●. 6. ЭКС-ГУМАЦ ●●●.

Tags:, , , , ,
Security:
Subject:Радикальный ислам в СМИ: Откуда эта эмпатия? На примере Libération.
Time:07:21 am
Радикальный ислам в СМИ: Откуда эта эмпатия? На примере Libération.
Являются ли французские СМИ,  намеренно или  невольно, соучастниками исламизации Европы?
Чтобы ответить на этот вопрос, проанализируем конкретный случай – взгляд газеты Libération на исламский теракт 12 мая 2018 года.

После теракта, совершённого в Париже в субботу 12 мая 2018 года мусульманским убийцей, Libération опубликовала статью, в которой предоставила слово четырём одноклассникам и бывшему преподавателю террориста. Анонимные свидетельства тех, кто  хорошо знал террориста и его сообщиника  в лицее  Marie-Curie в Страсбурге.
То, что они рассказали, добавляет штрихи к тому, что нам уже известно о психическом, интеллектуальном и этническом состоянии французских школ. В равной степени любопытно  и то, как Libération  "описывает" факты через призму свидетелей..
Как уже стало привычным, мусульманский убийца был "милым", "робким", "симпатичным", и ничто, казалось, не предрасполагало его убивать невинных людей  кухонным ножом. Так выходит со слов свидетелей.

Libération не делает критических отступлений (в высшей степени, важное журналистское качество), как и не утруждает  себя задаться вопросом:
Какие намерения  скрыты за тем, чтобы представлять каждый раз убийц,  вот уже  более трёх лет, после каждого исламского  нападения,  таким образом?

И что значит, когда такие издания, как Libération создают подобные портреты  убийц ?

Свидетельства, представленные Либерасьон, заходят очень далеко в своей эмпатии, гораздо дальше, чем если бы речь шла о другом потенциальном  образе, например об убийце-евангелисте с юга Соединённых Штатов.

Итак, террорист-мусульманин  "пошёл за едой", "у него не было музыки в телефоне", "его не подозревали  в чём-то подобном", "это был сдержанный и милый парень", "он был хорошим другом", "он говорил, что хотел спасти жизни", "наши классы были смешанными, в них были атеисты, христиане  и мусульмане. Не было никакой дискриминации", "он мне показывал тексты и картинки, чтобы доказать, что Коран не подстрекает к насилию", "никто не мог представить, что такой вежливый, такой благопристойный парень...", "потрясающий парень, он был скромным, прилежным, он собирался стать врачом", "то, что он сделал – непростительно, но прекрасно зная его...мы провели рядом с ним три года..мы ели с ним...и теперь нас шокирует, как его демонизируют СМИ", "мы все знаем, что ему промыли мозги".

Убийца – милый, симпатичный, прекрасный друг, который тем не менее, виновен в теракте, совершённом по мотиву тоталитарной религиозной концепции мира.
Представим, что Libération существовала бы в 1945 году, и позволим себя спросить, использовала бы редакция издания свидетельства одноклассников Гиммлера, чтобы написать, что виновный в убийствах, был скромным, симпатичным и вежливым мальчиком...  

С другой стороны, сообщник парижского террориста и его предполагаемый вдохновитель предстаёт как великий злодей. Эффект контраста  усиливает чувство эмпатии, вызываемое отзывами об убийце.

Не будем забывать, в этой связи, что то, что говорят свидетели в этой статье, есть результат выбора редактора Libération, в котором не публикуются целиком замечания свидетелей, а только то, что издание хочет опубликовать.

Что свидетели говорят о сообщнике.

"Я знаю, что он хотел уехать воевать в Сирию.." . "Мы подшучивали над ним, когда он сказал, что собирается в Сирию". "Он был довольно жестоким..практикующим мусульманином". "Он смотрел на всё  сквозь призму религии. У него была проблема с видением демократии или в отношении женщин".
"Он одобрял ношение никабов и выступал за неравные отношения между мужчинами и женщинами. Он сделал презентацию на эту тему, и мне пришлось положить этому конец, потому что я не мог допустить, чтобы такое говорилось в светском учреждении".
"Когда я видел его иногда после окончания школы, я переходил на другую сторону."
"У него было экстремистское видение, во всяком случае, подталкиваемое исламом". "Он, в общем, был против терактов, но говорил, что это нормально, пока Франция будет наносить удары в Сирии". "Он всегда настаивал на том, чтобы мы не смешивали ислам с терроризмом".

Что должно было бы удивить  Libération

– Соучастник убийцы представлен как жестокий тип, которого  одноклассники остерегаются, после того, как он во время урока  встал и начал швырять столы и стулья об стену.

– Этот  соучастник радикализирован, и делает в классе пропагандистскую презентацию  о радикальном исламе, даже если учесть, что она была прервана.

– Осторожное поощрение радикальных исламистов  представляется как очевидная стратегия –  в данном случае, в школе, тем не менее,  Libération не говорит ни слова об этом..

Ещё более удивительно:

– В средней школе Французской Республики вопрос об исламе стал центральным: до такой степени, что можно излагать его радикальные доктрины в классе. Например, можно утверждать в рамках презентации, что "шариат – это очень хорошая вещь"

– Ученик может встать во время урока и начать швырять столы и стулья об стену

– Лица, получающие образование во Франции, открыто заявляют о сотрудничестве с врагами Франции

– Учащиеся забавляются, посмеиваются над радикализированным индивидумом, который, собрался ехать воевать в Сирию

– Директор школы Французской республики должен был сосредоточить своё внимание на мусульманах, увлечённых салафизмом, доказанным источником джихадизма.

Еженедельник не интересуется ни происхождением убийцы и его сообщника, ни тем фактом, что оба они – мигранты, ставшие "французами" совсем недавно.

Присутствие ислама во французском общественном и медиа-пространстве стало постоянным: выступление мусульманки в хиджабе-председателя Национального Союза студентов Франции по телевидению 14 мая; мусульманка в хиджабе берёт слово в качестве представителя студенческого профсоюза, феминистки, ответственной за права женщин.

В ответ на критику – залп эмпатии, примерно такой же, как в отношении "милого" школьника, ставшего убийцей на улицах Парижа.
Однако, простой здравый смысл подводит к мысли о том, что это  невероятно, когда председатель Союза французских студентов  публично выступает в хиджабе; как и невероятно то, что огромное число журналистов не видит в этом ничего странного.

Речь о полном незнании исламистских стратегий в отношении молодежи.

Не пора ли признать проблему, состоящую в том, что одна определённая религия занимает такое значительное место в общественном пространстве светской республики, при поддержке левых и доброжелательности  официальных СМИ .

      Перевод с французского Юлии (Juma33)
comments: Оставить комментарий Previous Entry Поделиться Next Entry

[icon] Радикальный ислам в СМИ: Откуда эта эмпатия? На примере Libération. - СПАЙДЕРЛОГОВО
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.
View:1. З А Г Р А Н Ь ●●●. 2. LJ - МНОГО ИНФЫ ОБ ИСЛАМЕ ●●●. 3. ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА ●●●. 4. БЛОГ АНАТОЛИЯ ЗЕЛИКМАНА!!! ●●●. 5. PRO ZEKTOR ●●●. 6. ЭКС-ГУМАЦ ●●●.